журнал DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист )
DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #09 : Содержание номера DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #09 : Слово редактора. Роксолана Черноба. DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #09 : Михаил Шемякин: Художник - Воин DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #09 : На пороге Империи DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #09 : Страсти по Матфею. Мост через пропасть DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #09 : Мацзян  –  судьба и забава миллиардов DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #09 : Иоанн Павел II и русский медведь DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #09 : Профи-файлы DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #09 : Василий Аксенов:  о байронитах,  лисах  и  земле DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #09 : Движения сквозь сомнения DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #09 : Шепот теней и бликов
журнал DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист )#09

english version |
 
о проекте |
 
манифест |
 
в номере |
 
архив |
 
редакция |
 
контакты |
 
партнеры |
 

on Top |
 
события |
 
спецпроект |
 
DE I видео |
 
DE I музыка |
 
DE I Media Group |
 
 


 
 

DE I #09: Иоанн Павел II и русский медведь

ИОАНН   ПАВЕЛ   II   И   РУССКИЙ   МЕДВЕДЬ

Текст: Георгий Андрющенко
Фото: Ватикан

Эта история родилась из старого фотоальбома, который я получил из Ватикана много лет назад, а теперь открыл без всякого повода. На больших снимках -- уникальное событие: советские артисты цирка устраивают парад-алле для Иоанна Павла Второго. До 23 марта 1982 года не было случая, когда еще простые советские люди общались с главой католической церкви на равных. Не было и не будет. Вспоминать, что ты был причастен и делал историю, это не только момент личной гордости, но и признание заслуг поколения, которое сейчас мало кто понимает.

В то время я возглавлял Всесоюзную дирекцию по подготовке цирковых программ, аттракционов и номеров (В/О «Союзгосцирк») , и меня назначили руководителем поездки цирковой труппы по Италии. Во время четырехмесячных гастролей мы побывали в шести городах – Турине, Болонье, Ливорно, Падуе, Риме и Милане. Когда мы были в Риме, к нам пришел представитель Ватикана Дон Франко и пригласил наших артистов на аудиенцию, где папа Иоанн Павел II должен был впервые появиться перед верующими после ранения в результате покушения. Естественно, здесь я не мог принимать решения сам и сообщил об этом представителю посольства – атташе по культуре, по-моему, фамилия его была Пахомов.

На второй день Дон Франко опять пришел и сказал, что мы приглашены на аудиенцию с папой. Атташе передал информацию выше, и я оказался на приеме у советского посла. Дипломатических отношений с Ватиканом у Советского Союза в то время, естественно, не было, поэтому вопрос решался через Москву.

Мы ждали ответа четыре дня, и каждый день я приходил в посольство и вместе с послом сидел до вечера, ожидая решения из Москвы. Наутро пришли представители Ватикана и сказали, что аудиенция состоится и они приглашают нас на переговоры в Ватикан. Мы с атташе по культуре поехали на выделенной по такому случаю посольской машине. Кардинал, насколько я понял, ответственный за культурные связи Ватикана, объяснил, что папа римский, зная о том, что идут гастроли артистов московского цирка, сам выразил желание, чтобы артисты присутствовали на аудиенции. Это было первым появлением папы на публике после покушения!

Перед тем как поехать на прием, мы обсуждали в посольстве, что сможем выступить, только если папа в своем обращении к 50-тысячной толпе не будет касаться политики. Когда в администрации Ватикана мы выразили надежду, что папа обойдет политические темы (в противном случае мы будем вынуждены сразу уйти), то все сразу поняли, что речь идет об Афганистане. Кардинал нас успокоил, и мы согласились.

Но дальше возник еще более сложный вопрос. На площади Святого Петра в присутствии папы не разрешается появление животных. А у нас лучшие номера были с животными: конница под руководством Мерденова, медведь ручной, да много всего. Но по правилам это было невозможно, особенно возражали против лошадей. Я объяснял, что конный номер – это наша гордость, долго расписывал наездников, их костюмы, и священная канцелярия обещала к вечеру дать ответ. Вечером пришел представитель Ватикана и сказал, что папа в принципе согласен и можно готовиться. Я отправился к послу, чтобы обсудить наше выступление. И тут для нас, атеистов, возникла проблема. Папе римскому ведь все целуют руку, а как быть нам? Посол развел руками. Так мы тогда не пришли ни к какому решению.

Наконец пришла депеша из Москвы (утверждалась она на самом высоком уровне), что нам разрешается выступить перед папой. Но от Ватикана тем временем не поступало никаких новостей, а договоренность у нас была пока на уровне слов. Проходит день, второй. Ватикан молчит. Положение ужасное. Приходит взбудораженный Пахомов и ко мне: «Ну что? Как вы договаривались?» Я ему говорю, что обо всем мы договаривались вместе. А он мне однозначно: «Я не договаривался, договаривались вы!» Понятно, что дипломаты почуяли что-то неладное и ушли в сторону. Я не спал ночами. В это время в Госцирке произошло ЧП: арестовали генерального директора В/О «Союзгосцирк» Калеватова. Но подтверждение от Ватикана мы все-таки получили и 23 марта 1982 года отправились на аудиенцию.

Папа выступал на семи языках и действительно ни слова не сказал о политике. Читал он по бумажке. Перед выступлением наших артистов папа объезжал все группы и всех приветствовал — в каждой из них религиозные представители Ватикана от всех стран мира. Когда он подъехал к нашей группе, я опять подумал, как обойти эту ситуацию с руками? Целовать ему руку или нет? Останавливается его маленький бронированный лимузин. Папа выходит с приветствием: «Здравствуйте, артисты Московского цирка!» — и протягивает руки ладонями вверх. Он все за нас решил.

Когда наши артисты появились, пошла кавалькада, был такой восторг — гул радости накрыл всю площадь! Этого никто не ожидал: советские люди, да еще в бурках, на лошадях! Папа с большим удовольствием смотрел все номера, особенно на танцующего медведя по имени Машка. А мы были рады, что именно наши гастроли совпали с первым появлением папы на публике после покушения.

Нас попросили не уезжать сразу, и мы ждали, пока он исцелял больных. На каждого накладывал руки, что-то говорил. И все время оборачивался посмотреть, не уходим ли мы?

После папа нам сказал: «А вы обратили внимание, как вас встретил народ?» Еще он сказал, что рад нашему присутствию и очень хорошо относится к русским. Когда он с нами беседовал, я совсем перестал ощущать, что это папа римский, — так он располагал к себе людей. Было ощущение чуда. Хотелось жить и хотелось во что-то верить. Казалось, что мир изменился.

P.S. 5 июля 2013 г. Ватикан одобрил канонизацию папы Иоанна Павла II.

© DE I / DESILLUSIONIST №09.  «ИОАНН ПАВЕЛ II И РУССКИЙ МЕДВЕДЬ»

Понравился материал?