журнал DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист )
DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #06 : Содержание номера DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #06 : Мамонов. Потерпим, умрем, а там посмотрим DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #06 : Магия Зальцбурга DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #06 : DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #06 : Теодор Курентзис. Дирижер и его свита DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #06 : Куба в лучах заката DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #06 : Владимир Герасичев. Цзю  без  перчаток DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #06 : Хромченко  о  своем DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #06 : Слово редактора. Роксолана Черноба DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #06 : Шесть чувств DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #06 : Чужие мысли DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #06 : Философия Жозефа Наджа DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист ) #06 : Тео Ангелопулос. приговор режиссерам
журнал DE I / DESILLUSIONIST ( Деиллюзионист )#06

english version |
 
о проекте |
 
манифест |
 
в номере |
 
архив |
 
редакция |
 
контакты |
 
партнеры |
 

on Top |
 
события |
 
спецпроект |
 
DE I видео |
 
DE I музыка |
 
DE I Media Group |
 
 


 
 

DE I #06: Хромченко  о  своем

ХРОМЧЕНКО  О  СВОЕМ

Текст:  Роксолана Черноба
Фото:  Максим Масальцев

Главный редактор журнала «L’Officiel» Эвелина Хромченко озвучила в русской версии фильма «Дьявол носит «Prada» роль главного редактора журнала «Runway» Миранды Пристли.
Пока на экранах страны Мерил Стрип говорит ее голосом, Хромченко смело делится своими личными секретами на страницах DE I:

Я работаю. Это помогает от всего.

Я всегда знала, что если у меня есть цель, я должна ее добиться, и если для достижения этой цели мне нужно, например, доказать кому-то, что мне не двадцать лет, а пятьдесят, я должна постараться это сделать.
Однако, замечу, благодаря мне Миранда сильно помолодела – у меня высокий и молодой голос.

Я занималась тем, что мне нравится, и удивлялась, что мне за это платят деньги. И в принципе до сих пор живу в том же самом измерении. А вот всего того, что обычно делают люди, когда они делают карьеру, я не делала. И теперь не делаю. Никуда никогда в жизни не рассылала свои резюме. Никогда не умела никому целовать задницу. Такого типа вещи, которые непременно складываются в понятие «делать карьеру»… Никого никогда не подсиживала, например.

Я не уважаю людей, которые врут. Признайся же всем: «Да, я умная. Но толстая, люблю пожрать, вот мне это нравится, и я не готова ради стройной фигуры бросить такое удовольствие, потому что это для меня очень важно в жизни». Такая позиция вызывает большое уважение. А когда человек говорит: «Ой, я ничего не ем и не знаю, с чего меня «прет», наверное, я больная…» Ну что это такое?

Майя Плисецкая очень правильно разработала диету, она главный диетолог мира. Она сказала, чтобы быть такой же худой, как она, надо не есть. И я с ней абсолютно солидарна. Мы получаем то, чего заслуживаем. Это банальная истина – чистая правда. Но любое тело можно превратить в идеальное, атлетическое. Не существует такого некрасивого тела, которое невозможно было бы изменить.

Я всегда твердо знала, что в тридцать лет буду главным редактором крупного молодежного полноцветного средства массовой информации.

Я теперь считаю, человек должен соображать, что жизнь не бесконечна, – он должен как-то жизнь структурировать. Если бы я с самого начала знала, что правильно накрашенные глаза на переговорах значат не меньше, чем качественно подготовленные бумаги, сегодня футбольной командой «Челси» владела бы я, а вовсе не г-н Абрамович.

Я как раз тот редкий человек, которому не страшно доверить все что угодно. Я не подведу. Я справлюсь. Если я обещала – это железно. И еще одно: если уж я что-то вообще делаю, я должна сделать лучше всех. И победить обстоятельства. Меня так воспитали. Вывели на тот уровень сознания, который всегда был присущ белой кости, интеллигенции. Дореволюционные представления о долге.

Я всегда страдала от того, что молодым людям не доверяют, и на протяжении нескольких лет врала, что мне на восемь лет больше, чем на самом деле, чтобы нормально работать с людьми.

Я, когда принимаю на работу человека, сразу вижу, что от него можно ждать, а чего ждать не приходится.
И я заставляю его делать вещи, о которых человек и не подозревал, что делать умеет. Он спрашивал: «Да как же я сделаю?» А я говорила: «Да так, возьмешь и сделаешь, я знаю, что ты умеешь…» И он верил, делал, и делал великолепно, а ведь и не знал, что умеет. «Вы умеете играть на скрипке?» — «Не знаю, не пробовал».
А я заставляла пробовать, выдавала скрипку и обговаривала гонорар за концерт. И он играл этот свой концерт, и никто ничего не замечал, и все думали, что это дипломированный скрипач. И так во многом.

Я люблю своего мужа, но почему-то на меня из-за этого многие смотрят чуть ли не с жалостью. Почему-то у нас в Москве принято любить чужого, причем за деньги, – вот тогда женщина умной считается. Прямо Содом и Гоморра! И это все меня очень расстраивает.

Я хочу, чтобы моя семья была здорова, чтобы мой продукт был качественным. У меня на самом деле очень простые желания. Если ты начнешь испытывать не простые конкретные, а имперски-абстрактные желания, ты не добьешься ничего.

© DE I / DESILLUSIONIST №06.  «ХРОМЧЕНКО О СВОЕМ»

Понравился материал?